Новости

К 110-летию Евгения Канского. часть 1

Новости
23.11.2017


Яхты и Автомобили. Нет: Автомобили или Яхты? Эти слова, начинающиеся на крайние буквы алфавита, приводили в замешательство не одну светлую голову и сбивали с ритма не одно горячее сердце. И правда, если эти два понятия вошли в жизнь, то не всегда можно считать одно и них приоритетным. Даже когда внешне все понятно, внутри остается борьба симпатий. 



«Так, чемпионом страны в классе «М», а затем «Летучий голландец» был Ростислав Новодережкин... Анатолий Дегтярь «золото» «эмки» сменил на титул чемпиона Спартакиады народов СССР на «Драконе». В этих же двух классах побеждал Евгений Канский.»

Валентин Манкин, «Белый треугольник» 
М.: «Молодая гвардия», 1981.    


«…побеждал Евгений Канский», а где титулы и звания, как у двух предыдущих спортсменов? 

Валентин Григорьевич очень деликатно упомянул яхтсмена, вполне достойного включения в Международный еврейский спортивный зал Славы, где с 1987 года присутствует и сам Манкин.

Последние строки этого абзаца его книги удивительно верно передают официальное отношение к заслугам Евгения Канского, личность которого не вписывалась в заданные параметры советского героя. 

С 1951 по 1965 годы Евгений Канский 16 раз(!) становился чемпионом СССР в летних первенствах по яхтам и зимних на буерах, последний раз став чемпионом в 58 лет, вице-чемпионом в 72 года. 

После этого выиграл чемпионат Латвии и закончил выступать в парусных гонках только в 1983 году. 


Но сборная Союза была для него закрыта всегда. И дело не в возрасте. 


Родился Евгений Канский в Риге в декабре 1907 года, поэтому его громкие успехи на международной спортивной арене закончились в 1940 году не столько по причине войны, хотя и это не маловажно, сколько в силу того, что он стал тем, кого называли мудреным словом «невыездной». 


Наверное, единственное международное спортивное мероприятие, в котором участвовал Евгений Канский в советские времена – Олимпиада 1980 года, где он был лоцманом в составе судейской бригады парусных соревнований в Таллинне. 


В принципе, встречаются упоминания о том, что Евгению Канскому в пятидесятые годы предлагали переехать в Москву, чтобы там стать настоящим советским спортсменом, достойным представлять Родину за рубежом, но Канский не согласился покидать Латвию. 


Действительно, времена были такие, что молодому перспективному яхтсмену Вале Шембрейту пришлось сменить фамилию на другую, под которой он и стал трижды олимпийским чемпионом в трех разных классах, что до сих пор является непревзойденным мировым достижением. А под своей фамилией, скорее всего, его тоже где-то притормозили бы.  


Евгений рос в семье рижского нотариуса Вячеслава Канского, который был не только одним из первых автомобилистов, но и заядлым яхтсменом – командором яхтклуба в Майори, пригород Риги. Безусловно, именно это обстоятельство сыграло решающую роль в том, что мальчик приобщился к парусу. Но не сразу. Дело в том, что папаша, заподозрив свою супругу в неверности, поступил с ней очень жестоко – выгнал из дома с только что родившимся сыном, которого отказался признавать. 
 

Так первый герой нашего рассказа оказался в семье окружного судьи, коллежского асессора, и крестили его в рижской Александро-Невской церкви как Евгения Ивановича Лодочникова. Фамилия приемного отца тоже обращает на себя внимание, кстати. Затем был переезд в Петербург, где Евгению оказалось «не климат» - начались проблемы с легкими. Тогда мама, Мария Александровна, договорилась о том, что Евгений вернется в Прибалтику дышать сосновым воздухом.

Попав под опеку отца, Евгений с семилетнего возраста начал заниматься яхтами – работы по обслуживанию, плавания и участие в соревнованиях. Свою первую яхтенную победу будущий чемпион одержал в 1922 году на подаренной отцом яхте Jolitе. Причем, когда он подал заявку на участие в гонках, отец возражать не стал, но в яхтклубе отсутствовал, чтобы не быть свидетелем поражения - в сравнении с яхтами богатых, шансы небольшой Jolitе выглядели весьма скромно. 


Но ироничные шутки соперников только раззадорили юного Канского, который и выиграл эти гонки. Правда, по причине несовершеннолетия, его участие было не вполне официальным, поэтому победа была признана пока условно: в качестве приза ему вручили серебряную ложку, но в газетах написали. Потом были победы в чемпионатах по буерам и чемпионство в республиканской регате на отцовской яхте Demon.

Молодые годы любого человека связаны еще и с учебой, естественно. В случае с Евгением Канским обращает на себе внимание такая деталь: по английскому и немецкому языкам школьные оценки были в пределах 3-4, но в дальнейшем, это не помешало Евгению свободно и даже без акцента общаться на европейских языках, что послужило поводом отдельного упоминания очевидцев.       



                                         
              
 Заслуженный Мастер спорта СССР Е.В. Канский
    17.12.1907 – 5.7.1986

После школы Евгений Канский закончил судоводительский факультет мореходки и даже немного поработал штурманом в торговом флоте. Но энергия такой одаренной личности не могла уместиться на капитанском мостике коммерческого судна. 


Яхтсмен – он и в Прибалтике яхтсмен. Если есть яхта, значит, нужно на ней куда-нибудь пойти. И, чем дальше – тем лучше. Но не сразу, т.к. яхта папина – нужно заслужить и получить разрешение. Можно считать, что с этого момента начинается его главная тема.

Как и положено, каждая история имеет свою предысторию. Тогда она будет примерно такой. В 1914 году Amata, яхта ревельского губернатора, села на камни в районе эстонского города Пярну. Села настолько серьезно, что даже оставила там свой балластный киль. В таком печальном состоянии и в нервной обстановке начала Первой мировой войны старший Канский купил эту яхту, построенную в Швеции в 1909 году.
  


 Яхта Amata имела гафельное вооружение до 1928 года.

После ремонта яхты Amata (в переводе с латыни – «возлюбленная, любимая») Вячеслав и Евгений Канские невероятно успешно участвовали на ней в парусных гонках. 


К 1932 году количество призов дошло до двухсот – Amata не проигрывала ни одной гонки: четыре первые награды в регате Nordsee Woсhe, победа во всех четырех гонках в Остенде, четыре первых места на гонках в Гавре, а в знаменитых соревнованиях в Дювилле из пяти стартов в трех была первой и в двух - второй. Именно в это время потеплело сердце Вячеслава Канского – он официально признал сына, которому было уже 25 лет, и оформил ему смену фамилии на свою. Вот и славно!

Говорят, что сама Amata с другими хозяевами проплавала с 1959 до 1997 года, когда снова потеряла свой трехтонный киль, тогда ее выкупил и снова отремонтировал сын Евгения Канского – Эйженс и в 2003 году спустил на воду. Но вернемся в первую половину прошлого века – там тоже было много чертовски интересного.  

Именно на этой яхте Евгений Канский ходил в Англию, Францию и Испанию. Саму яхту нельзя было считать предназначенной для дальних походов в открытом море, но Amata была быстрая крейсерско-гоночная яхта под управлением крепкого шкипера. 


Это подтверждает тот факт, что Amata до сих пор остается единственной иностранной яхтой, награжденной французской медалью «За храбрость»: в 1930 году во время Регаты Британской международной недели разразился небывалой силы шторм, и одна яхта Amata смело ушла в сторону открытого моря, благодаря чему и спаслась, в то время как многие яхты, которые направились к спасительному берегу, были об него и разбиты. 


Какое-то время считалась погибшей и Amata, поэтому ее благополучное возвращение приветствовали «салютом военных кораблей». Героизм в штормовых условиях и спортивная результативность сделали Евгения Канского одним из самых известных яхтсменов Европы того времени – «о нем писали все газеты».

Немаловажным мотивом вояжей на атлантическое побережье Европы была необходимость и возможность зарабатывать там деньги. И в те годы такое занятие было распространенной практикой, но нам нужно еще поучиться, как на самом деле это нужно делать. 

Во-первых, Евгений нанимался шкипером на местные яхты, участвовавшие в престижных парусных соревнованиях. Как можно догадаться, хозяева яхт оставались весьма довольны достигнутыми результатами под командованием Евгения Канского. (До 1946 года самым известным был не каннский, а Канский фестиваль).  

Во-вторых, и тут начинается самое интересное, Евгений успешно подрабатывал автогонщиком. Будучи увлеченным автолюбителем, Канский всячески стремился расширить свои знания в области автоспорта, приобрести опыт обслуживания и настройки гоночного автомобиля. Для этого он и устроился на фирму "Amilcar". Через какое-то время стал тест-пилотом и участвовал в различных гонках, неизменно добиваясь неплохих результатов.



ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.
Небольшая автомобильная фирма «Amilcar» была создана в 1921 году в пригороде Парижа Жозефом Лами и Эмилем Акаром. Название составлено из букв фамилий основателей и само по себе ничего не означает. Спортивные модели конца 20-х годов (CGS, CGSS) оставили наиболее яркую страницу в ее истории, которая закончилась в 1937 году.
 


В 1924 году появилась самая известная спортивная машина фирмы - Amilcar CGS Grand Sport с открытым кузовом и двигателем мощностью 30 л.с. при объёме в 1074 см3. Автомобиль был оборудован прогрессивной системой смазки двигателя под давлением и механическими тормозами с приводом на все колеса. Двухместный кузов типа "родстер" изготовлялся из алюминия, в передней части кабины устанавливались два небольших ветровых стекла, что позволяло гонщику судить о скорости, в том числе, по силе встречного ветра.

«Им нужен был гонщик, который ничего не боялся. А меня влекли соревнования, неважно на чем - яхте или машине. Состязаясь, я испытывал физическую радость. Меня научили там риску и бесстрашию.» Так сам Канский вспоминал об этом периоде своей жизни. Только вот кто, кого и чему научил – не так однозначно, похоже. Все эти приключения не обходились без аварий, травм и переломов костей. Когда в конце двадцатых пришло время возвращаться домой в Латвию, Евгений Канский не смог отказать себе в желании взять с собой хорошую машину. Тем более, что ему, как работнику фирмы, полагалась хорошая скидка. И не случайно этой машиной стала самая спортивная и лучшая на тот момент – «Amilcar CGSS».

Этот экземпляр был «ручной сборки», как теперь еще говорят. Его собирали и перебирали к каждым гонкам, ориентируясь в перспективе на ралли Монте-Карло. Может показаться странным, но Канского часто видели даже на свалке компании Amilcar, где он разыскивал подходящие детали и даже блоки моторов, чтобы иметь большой запас вариантов комплектации своей машины в зависимости от условий предстоящих гонок. И результат «не заставил себя долго ждать» – Канский вошел в число призеров знаменитого ралли Монте-Карло. Сама фирма Amilcar отметила это тем, что наградила гонщика его же машиной. На ней Евгений Канский участвовал еще во многих европейских соревнованиях и завоевал на своем "амилькаре" несколько кубков.   



ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.
В январе 1911 года впервые стартовало авторалли Монако. Уже во вторых гонках, в 1912 году, один из экипажей был российско-латвийским, на автомобиле Russo-Balt S24/55, построенном… правильно – в Риге. Спонсором мероприятия выступил Андрей Нагель – охтинский купец второй гильдии, который, будучи страстным автомобилистом, вошел в историю еще и как основатель российской автожурналистики: издаваемый им журнал «Автомобиль» с 1902 по 1917 годы был самым авторитетным и популярным в России.
Начиная с 1913 года ралли Монако стало проходить под более известным названием – «Монте-Карло».   



«Amilcar CGSS». Годы выпуска – 1927-1929. 


Двигатель: число цилиндров - 4, рабочий объем - 1074 куб.см, мощность - 35 л. с. при 4500 об/мин. Число передач – 4. База - 2310 мм; колея колес - 1090 мм; длина - 3660 мм; ширина - 1286 мм. Масса в снаряженном состоянии - 544 кг. Максимальная скорость - 130 км/ч; расход топлива – 10-12 л/100 км.


Перед Второй мировой войной Евгения Канского призвали в латвийскую армию. Но в 1940 году, с приходом советских войск, демобилизовали и больше не трогали. Всю войну он проработал слесарем в автомобильной мастерской зверосовхоза «Гауя», скрываясь от гестапо, куда попал и не вернулся его друг Бубка Якобсон, в свое время помогавший устроиться на фирму «Amilcar».


Специфика послевоенной Латвии в значительной степени определялась советскими законами и правилами, которые не во всем подходили свободным людям. В частности, Евгений Каннский предпочел остаться на родине ценой значительных ограничений широты своих замыслов и дел. Так или иначе, он нашел себя в парусном спорте как гонщик и тренер молодежи - так часто бывает на рубеже полувека жизни. Его воспитанники не раз отмечались как чемпионы Латвии и призеры Союза. Одна из способных учениц, Зигрида, стала его женой в конце пятидесятых. 

И вообще, Евгений Канский стал легендарной личностью в яхтенной Латвии. В первую очередь его ценили за благородство и исключительно благожелательное отношение к людям, даже малознакомым. Как специалист, он прославился редким умением настраивать яхту к гонкам применительно к условиям, изменение которых он был в состоянии даже предвидеть. «Чутье у него было феноменальное - он настраивал яхту, как скрипку».

Успехи в парусном спорте в значительной степени определяются соответствием материальной части уровню современности. Этот вопрос неизбежно приводит к необходимости иметь крепкий бюджет как гарантию обоснованности претензий на хороший результат в гонках. Скорее всего, эти обстоятельства и вынудили Евгения Канского продать свой Amilcar CGSS, чтобы получить средства для приобретения и содержания современной спортивной яхты класса «Дракон». Вы думаете, это – все? Нет, все еще только начинается, можно сказать! 



Плакат выставки, посвященной 100-летию Евгения Канского.  



Продолжение, не менее захватывающее, следует.

все публикации